Нет неприязни между этносами в Казахстане – эксперт
1 Мая 2022 14:14

Нет неприязни между этносами в Казахстане – эксперт

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Все межэтнические конфликты, которые происходили за время независимости, перерастали в таковые из-за бытовых, криминальных, трудовых и других споров. Каждый факт был изучен, в результате выявлены закономерности и фазы конфликтов. Подробнее тему межэтнических конфликтов раскрыл в интервью корреспонденту МИА «Казинформ» директор Института прикладных этнополитических исследований Талгат Калиев.

- Насколько остро стоит вопрос межэтнических конфликтов в Казахстане?

- Интересный вопрос. С одной стороны – вопрос межэтнических конфликтов у нас в принципе не стоит, с другой стороны – стоит достаточно остро. Как это понимать? У нас не было ни одного межэтнического конфликта. Межэтническим считается конфликт, зародившийся на почве этнической неприязни или ксенофобии. Все конфликты, которые имели место быть в Казахстане с участием различных этнических групп, первоначально зарождались на почве бытовых разногласий, криминальных событий, коммерческих вопросов и только впоследствии перерастали в межэтническую плоскость. Допустим, два водителя вдруг поскандалили между собой на дороге, решили обратиться за помощью к своим друзьям и братьям, то конфликт масштабируется. На этом этапе это пока конфликтная мобилизация. Если же они оказались представителями различных этнических групп, это то же самое развитие конфликта, но уже с признаками этнического. В этот момент у кого-то может возникнуть соблазн апеллировать к этническому вопросу и мобилизовать дальше по этническому признаку. Либо кто-то сторонний может увидеть это событие, снять на видео и интерпретировать как драку между представителями разных этнических групп. В конечном итоге могут присоединиться абсолютно не вовлеченные к этому люди. Этот процесс уже называется этническая мобилизация. И конфликт переходит в этническую плоскость.

- То же самое было и в Кордайском районе, когда между жителями произошла массовая драка?

- То же происходило и в Кордайском районе, когда люди просто не поделили дорогу, но, к своему несчастью, оказались представителями разных этнических групп. Если бы это были представители одной этнической группы, то ситуация не получила бы такой огласки, даже если были бы те же самые последствия и травмы, никто бы и не заметил. У нас в стране проживают более 100 этнических групп. Соответственно, они рассредоточены по всей республике и вероятность того, что возникнет какая-либо бытовая стычка или на иной почве между представителями разных этнических групп достаточно высока. Мы все ходим по одним и тем же улицам, пересекаемся в различных жизненных ситуациях.

- То есть основа межэтнических конфликтов – это бытовые, трудовые, криминальные вопросы?

- Да, допустим в Караганде возле ресторана «Древний Рим» в драке представитель одной этнической группы зарезал представителя другой этнической группы. Это была просто драка молодых людей. К несчастью, погиб представитель одной этнической группы, виновным оказался – представитель другой этнической группы. Здесь проблема в отсутствии оперативной реакции правоохранительных органов. Она выходит на первый план. В большинстве случаев в масштабировании этих конфликтов виновны правоохранительные органы, которые не сумели локализовать и применить меры правового воздействия. Виновный не был задержан, не был водворен в изолятор. Дальше люди вышли с возмущениями, потому что решили, что власть за одно с этой этнической группой, помогали виновному скрыться. Претензии были не по причине их этнической принадлежности, а потому что они помогли скрыться виновному в случившемся. Здесь важно четко отслеживать эволюцию этих самых формулировок на каждом этапе. Ситуация в Древнем Риме не вышла на уровень межэтнического, не успела до нее эволюционировать, но она уже подходила к этому. Тут своевременно отреагировал областной акимат, аким вышел к населению, в конечном итоге конфликт удалось локализовать. В Жамбылской области в Кордайском районе этого сделать не удалось.

- Какие выводы Вы могли бы сделать по этой теме?

- За годы независимости большая часть конфликтов была изучена. Наша задача не в том, чтобы выявить виновных, а в том, чтобы разработать механизмы прогнозирования потенциальных конфликтов и алгоритмы их локализации на любом из этапов. Помимо перечисленных фаз конфликтной мобилизации и этнической мобилизации, существует еще предконфликтная ситуация. Когда в целом в регионе не очень здоровая социально-экономическая ситуация, социальное самочувствие людей не самом высоком уровне, отсутствуют досуговые учреждения. Есть определенные диспропорции в развитии населенных пунктов – возникает элементарная зависть. Также это может быть значительное число огнестрельного оружия в обороте в регионе. Это все так называемая латентная фаза конфликта. Для того, чтобы это перешло в активную фазу, необходим триггер – событие или какое-то заявление. В такой ситуации любое событие бытового характера может стать тем самым триггером. Почему происходит этническая мобилизация? Потому что этому предшествовала сама среда, само состояние общества. Нужно научиться выявлять на ранней стадии состояние предконфликтной ситуации и принимать меры для того, чтобы их локализовать и устранить. Также есть точки невозврата, утраты всяких страхов, когда стороны стремятся к причинению максимального ущерба, к саморазрушению. В последствии идет процесс деэскалации и постконфликтное урегулирование. Вопрос стоит в том, как применять механизмы постконфликтного урегулирования. Можно развести стороны и оставить их неудовлетворенными либо дать объективно-правовую оценку, разобрать, определить виновного и в конечном итоге устранить причины конфликта – то, что находилось в основе предконфликтной ситуации. Нами были разобраны эти ситуации в отношении трудовых конфликтов, бытовых, криминальных и прочих. И по каждому из них выявлены закономерности, фазы. Одной из особенностей является то, что сейчас фаза между триггером и конфликтно-этнической мобилизацией значительно сокращается благодаря социальным сетям и скорости распространения информации.

- То есть называть конфликты межэтническими в принципе было бы неправильным, в том числе, в СМИ?

- Очень важно, особенно журналистам, следить за интерпретацией максимально верно и точно, поскольку именно некорректные интерпретации способны привести к запуску механизмов мобилизации. В общегражданской нации мы должны бороться за каждую человеческую жизнь. Если, например, произошла поножовщина в школе между представителями разных этнических групп, нам должно быть безразлично: к какой этнической группе принадлежит ребенок. Мы должны трубить и добиваться, чтобы такого не было в принципе. Именно это позволит обезопасить наших детей, а не то, что мы защищаем одну этническую группу и предъявляем претензии к другой. Это никак не сделает нашу страну безопаснее.

- Можно ли сказать, что какой-либо неприязни между этносами в Казахстане нет?

- В Казахстане нет неприязни между этносами. Мы можем посмотреть по перечисленным конфликтам: люди живут, взаимодействуют. В этих населенных пунктах нет комендантского часа. У нас достаточно распространены межэтнические браки. При подборе на работу не встает вопрос этнической принадлежности человека, то есть нет признаков ксенофобии.

- Какова роль Ассамблеи народа Казахстана в решении межэтнических конфликтов?

- Достаточно большая и невидимая. Мы вспоминаем об Ассамблее в период острых ситуаций, не учитывая, что порой в этом виноваты правоохранительные органы, местные органы власти, которые ответственны за стабильность в регионе. Ассамблея должна заниматься не столько конфликтами, сколько взаимной интеграцией этносов, сближением их позиций, преодолению стереотипов и строительством единой гражданской нации, в которой все этнические группы будут чувствовать себя одинаково комфортно. В целом, для здорового общества не должно быть важно, к какой этнической группе принадлежит собеседник.

- В связи с геополитической ситуацией есть ли риски разлада между представителями русских и украинских этносов в Казахстане?

- У нас славянские этносы - русские, украинцы, белорусы крайне тесно интегрированы в общий социум, и они не демонстрируют особых признаков обособленного поведения. Нет, к примеру, отдельной русской или украинской общины с отдельно взятым лидером, который командует всеми. Наши славяне, граждане нашей страны, не имеют единых механизмов мобилизации. У них может быть оказаться гораздо больше друзей, например, казахов, чем среди представителей собственной этнической группы. Я не думаю, что нынешние события между Россией и Украиной способны спроецироваться на наши славянские группы. Наши граждане не участвуют в этом конфликте, не имеют к нему никакого отношения, живут в рамках казахстанской общегосударственной повестки и занимаются своими делами.

- Благодарю за беседу!
Новости по теме
Автор:
Корреспондент

Лента новостей

Архив